Ужасы Мариуполя: Мать была полностью в крови и частях тела погибшего ребенка

пятница, 00:00

Азербайджанец, военный журналист Айхан Гаджибейли отправился в Украину, как только узнал о вторжении в страну российских войск. Он несколько лет жил в Мариуполе и не мог остаться равнодушным к трагедии города. Сейчас он помогает мирным жителям и пишет репортажи для украинских СМИ. А недавно в том числе с его помощью из российского плена был вызволен азербайджанский студент Гусейн Абдуллаев.

В интервью Media.Az А.Гаджибейли рассказал о переговорах с кадыровцами и кошмарных подробностях происходящего в Мариуполе.

- Как долго вы жили в Мариуполе?

- В 2012 году я поступил в Мариупольский государственный университет по специальности «Политология» и переехал в Украину. С 2014 работал в качестве военного журналиста. Я был одним из редакторов интернет-канала «Общественное телевидение Приазовья». Сейчас учусь в аспирантуре, но поскольку из-за пандемии занятия проходили онлайн, я вернулся в Баку.

- То есть о вторжении российских войск вы узнали, будучи в Азербайджане?

- Да и после этого сразу решил полететь в Украину. 24 февраля купил билет в Молдову, но на тот момент страна уже закрыла свое воздушное пространство, поэтому пришлось оформлять визу в Румынию и уже оттуда я отправился в Киев. Потом поехал в Запорожье. Большую часть времени провожу под Донецкой областью Украины. Я не мог поступить иначе, ведь Мариуполь стал мне родным городом, здесь мои близкие.

- Вы ожидали, что может начаться полномасштабная война?  

- Скажу честно, я давно был морально готов к ней. Не будем забывать, что война длится уже восемь лет. С 2014 года каждый день умирали по три-четыре украинских солдата. Помню, нам в Мариуполе даже проводили лекции по самообороне. Специалисты рассказывали, как защищать населенный пункт в случае оккупации и как действовать при отсутствии связи и условий для жизни. Я ожидал, что российская армия вторгнется в Украину, но не мог предположить, что город сравняют с землей.

- Много ли азербайджанцев сейчас находятся в Мариуполе?

- До 2019 года в Украине действовала моя организация «Азербайджанская молодежь Донецкой области». В период ее существования я делал перепись азербайджанцев Мариуполя. Идентифицировал их по отчеству с «оглу» и «гызы». Тогда их число составляло 2159 человек. Но знайте, что многие азербайджанцы - граждане Украины - пишут в паспорте, например, не «Ибрагимоглу», а «Ибрагимович». Поэтому я предположил, что их реальное количество в разы больше. Учитывая, что соотечественники не стремились покидать Мариуполь, когда началась война, вполне вероятно, что сейчас там находится пара тысяч азербайджанцев. Об их судьбе нам ничего не известно.

Я ежедневно получаю сообщения от азербайджанских семей, которые ищут родных, оставшихся в Мариуполе, пытаясь найти хоть какие-то сведения о них. Знаю, что некоторых вывезли на другие оккупированные ВС РФ территории, например, в Крым, а кто-то погиб. Например, Зураба Гатамова – директора Центрального рынка, депутата мариупольского горсовета азербайджанского происхождения, обезглавили. В городе сейчас творится настоящий ужас.

Я оказываю помощь беженцам из Мариуполя: раздаю медикаменты и продовольствие, нахожу жилье, осуществляю процесс эвакуации. Учитывая, что я был известной личностью в городе, на меня надеются многие. А я не могу им отказать. Допустим, сейчас в оккупированном украинском селе Новоазовск находятся 17 студентов из Туркменистана. Я пытаюсь вытащить их оттуда, чтобы отправить на Родину.

- Вы ведь еще помогли вызволить из российского плена Гусейна Абдуллаева…

- Да. Когда он попал в плен к кадыровцам, мне позвонил мой лучший друг Эльвир Асадов. Он рассказал, что его приятель пропал, а далее мне написал отец Гусейна. Я начал обзванивать различные организации и азербайджанские диаспоры в Украине. А брат Эльвира – Иса Асадов - направился в посольство АР в России, но поддержки оттуда мы не получили. То, что Гусейн находится в СИЗО в Бердянске, я узнал от украинских соцслужб. Единственными из влиятельных деятелей азербайджанской диаспоры, отреагировавших на ситуацию, оказались председатель Объединенной диаспоры азербайджанцев в Украине - Хикмет Джавадов и его заместитель Мурад Джафаров. Они звонили в Министерство иностранных дел АР и представителям нашего посольства в Украине.

- Расскажите о переговорах с кадыровцами?

- Я звонил Гусейну с разных номеров, так как мой у него не был записан. Параллельно это делал Эльвир со своего телефона. Когда он впервые дозвонился, не понял, кто взял трубку, поэтому общался достаточно грубо. Думал, мало ли смартфон Гусейна украли мародеры. Потом догадался, что это кадыровцы, и поменял тон... Они сообщили, что парень находится у них в плену. Отмечу, что я не представлялся, сказал лишь, что являюсь студентом и другом Гусейна.

- С вами говорили несколько человек?

- Трубку брали четыре человека: начальник-чеченец, скорее всего русский военный с низким голосом, кто-то говорящий совершенно без акцента и последний, c трудом общавшийся на русском языке (возможно кавказец). Мы сразу нашли подход ко всем. Например, один из них блатных понятий, поэтому я с ним общался на уголовном жаргоне. А чеченец очень религиозный, так как через каждое второе слово произносил «Иншаллах» или «Альхамдулиллах». Следовательно, мы говорили с ним об исламе. Нам приходилось обращаться к этим сволочам вежливо, ведь в их руках была жизнь Гусейна.  

- Как они объясняли то, что держат в плену студента, который к тому же является гражданином Азербайджана?  

- Они утверждали, что Гусейн военнослужащий, хотя у него были все документы при себе, студенческий билет, в том числе. Эльвир сказал чеченцу: «Я могу поклясться, как пророк, что парень студент, а ты также можешь поклясться, что он солдат?». И кадыровец сразу бросил трубку. Он делал это каждый раз, когда не находил слов. Например, мы спрашивали: «Раз вы мусульмане, зачем тогда бомбите мечети в Мариуполе?». А в ответ слышали сначала молчание, а потом гудки.

- Вы связывались с родителями студента…

- …Да, я общался с отцом Гусейна три раза в день. Я всегда говорил родителям парня, что все обязательно будет хорошо. Но потом узнавал о расстреленных в плену и пришлось поменять формулировку: «Все будет хорошо, дай Бог…».

- Когда вам сообщили, что его отпускают?

- 12 апреля в 00:30 кадыровец позвонил Эльвиру, но он не смог взять трубку. Тогда я сам ему набрал (впервые со своего номера) и опять-таки сказал, что являюсь студентом и другом Гусейна. Чеченец сообщил, что выпускает его по случаю священного месяца Рамазан. Я сразу рассказал эту новость родителям парня.

 

Мы встретили Гусейна в Запорожье, и отвезли в больницу, так как у него появились проблемы с сердцем. Ему нужна и серьезная психологическая помощь. Парень пережил мариупольский геноцид и 25 дней пыток в плену. Я сам недавно заметил, что поседел за это время. Думал, что держусь молодцом, а оказалось нет. Гусейну всячески помогали мои друзья из благотворительного фонда «Каритас Мариуполь». Хикмет Джавадов купил билет в Баку. Представители нашего посольства в Украине начали действовать только после его освобождения. Они дали Гусейну 100 евро.

- Вы называете происходящее в Мариуполе геноцидом…

- А как иначе? К 14 апреля количество захороненных мариупольцев превышало отметку в пять тысяч человек. Это без учета тех, кто скончался под завалами. С того дня город бомбят еще интенсивнее. Сейчас, я думаю, число погибших превышает 20 тысяч. Этому уже есть все доказательства. Можно открыть Google-карту и увидеть, что ни одного целого дома там не осталось. Мариуполь полностью разрушен. Это Варшава 1944 года (центр Варшавы был практически полностью разрушен в период немецко-фашистской оккупации 1939—1944 гг. – Авт.).

Сейчас там нет ни связи, ни газа, ни электричества, другими словами, условия для жизни отсутствуют. О судьбе местных можно узнать только тогда, когда они получают гуманитарную помощь или эвакуируются. Если говорить о гуманитарной помощи жителям оккупированных городов, то кадыровцы достают из коробок печенки и на камеру показывают, будто кормят украинцев. А на деле забирают все себе.

- Вы сказали о ваших близких в Мариуполе…

- Половина из них уже мертва, а другие находятся в плену… О многих мне до сих пор ничего неизвестно. За этот период я сам успевал укрываться от регулярных обстрелов, около меня взрывались бомбы, но это такая мелочь по сравнению с тем, что пережили мариупольцы. Я лично знаю тех, кому пришлось собирать погибшего ребенка по кусочкам, чтобы похоронить… А потом, эвакуируясь из города, они проезжали российский блокпост и, если везло, слышали, как убийцы, улыбаясь говорят: «Всего вам хорошего, отличной дороги».

Однажды мой знакомый, с которым мы учились в одном университете, развел неподалеку от дома в Мариуполе костер, чтобы приготовить еду. Его мама с бабушкой стояли где-то в 20 метрах от него и наблюдали за процессом. Представьте, они смотрят на парня - и прямо у них на глазах в него попадает снаряд… Мать, можно сказать, что была полностью в крови и частях тела погибшего ребенка.

- Какой кошмар…

- Его семья эвакуировалась из Мариуполя. Я разговаривал с ними. О трагедии мне рассказал двоюродный брат погибшего. А его мать и бабушка утверждают, что парень пропал без вести. Якобы снаряд попал в другого человека, а их сын/внук сбежал, так как очень испугался. Женщины занимаются самообманом, чтобы не сойти с ума окончательно… И таких историй предостаточно. Самое кошмарное, что я знаком с большинством погибших. Сидел с ними за одним столом... Понимаете, я не увижу их даже, когда Украина одержит победу. Услышав о кончине очередного товарища, я вздыхаю: «Как же плохо». Абсолютно ни у кого нет времени горевать.

- Ситуация в Мариуполе ухудшается с каждым днем…  

- Насколько мне известно, четыре из десяти военных подразделений российской армии, находящихся в Украине, стоят в Мариуполе. С их стороны погибло уже более 22 тысяч военнослужащих, девять из которых генералы. Это позор для всего командования. Представьте, в афганской войне, которая длилась десять лет, по официальным данным погибли 15 тысяч российских солдат и около четырех-пяти генералов.

Как правило, на российских блокпостах в Мариуполе стоят не русские солдаты, а буряты, чеченцы, армяне и многие другие. В военных действиях в селе Виноградовка принимает участие армянский спецназ. Они попали в сюжет проекта War Gonzo, автором которого является пресловутый Семен Пегов, работающий на армян. На кадрах были отчетливо видны солдаты в военной форме с армянскими флагами, журналист даже говорил с ними.

- Но мариупольцы не сдаются…

- И российские военные, видимо, из-за этого и бесятся. Мариупольцы не сдаются, так как у них есть стимул, они на своей территории. Многие украинские военные летчики добровольно на свой страх и риск отправились в сторону города, чтобы с неба скидывать гуманитарную помощь. 

События в Мариуполе не менее трагичные, чем сюжет фильма «300 спартанцев». На город даже сбрасывали химическое оружие. Вчера ночью там взорвалась пятитонная бомба. Взрыв был слышен за 100 километров. Кроме ядерной бомбы российская армия применила против мариупольцев все, что можно. А сколько там зафиксировано фактов мародерства, изнасилований… В дом каждого моего знакомого врывались российские солдаты и, естественно, воровали все, что только можно.

- Откуда столько ненависти? 

- Они не только других, но сами себя ненавидят. Война – яркий тому пример. Россия - типичное феодальное государство. В Украине с российской стороны сейчас воюют люди, которые всю жизнь были неудачниками, они не видели нормальной жизни. А сейчас им дали оружие, появилось чувство вседозволенности и безнаказанности. К тому же у них ужасное командование, которое каждый час меняет приказы.  

- А как вы оцениваете пропаганду, которую ведут российские СМИ?

- Это удивительно. Как можно быть настолько недалекими?! Верить в нее - себя не уважать.

- Много ли иностранных журналистов находится в Украине?

- Да, их немало. Если честно, в зону боевых действий в основном отправляются украинские журналисты. Некоторые иностранные корреспонденты воспринимают свое присутствие здесь как командировку. Скажу, что среди моих знакомых-коллег многие уже погибли. Здесь есть и репортеры из Азербайджана.

- Как вы считаете, чем для обеих стран закончится эта война?  

- Знаете, мы живем в счастливое время. Мы будем свидетелями того, как люди будут говорить о Путине как о человек (президент РФ Владимир Путин - Авт.), который развалил огромную страну. Поверьте, это произойдет в ближайшее время. Главное выжить, чтобы увидеть эти прекрасные дни. Россия уже проиграла, осталось дождаться, когда выиграет Украина. И это будет победа не только Украины, но и всего мира.

Лейла Эминова

https://media.az/politics/1067857117/polovina-moih-blizkih-uzhe-mertva-a-drugie-nahodyatsya-v-plenu-intervyu-s-azerbaydzhancem-prozhivayuschem-v-ukraine/?fbclid=IwAR18OaLTGqz55O9lXGxRDPQmBkfd_zNkMlkC-txlwd0HdTHHXPPXVdpP3rQ

Теги: 
Украина